Tags: usa

Кабо Фрио

Март, начало

Вернувшись в Майами, я сфокусировался на кулинарных приключениях, мой друг лишь согласительно кивал, оценивая вкус серебристой трески, она часто используется в китайской кухне, как выяснилось позже, является лучшей подругой моего любимого чилийского сибаса. В Америке готовят вкусно, но некоторые вещи мне до сих пор сложно уяснить. Я свыкся с огромными порциями, демонстрирующими достаток и богатство этой страны, даже жареную картошку полюбил (с трюфелем правда), но наличие кетчупа, майонеза и тобаско на блюде с устрицами понять крайне сложно. Услужливая официантка будет отчаянно кивать головой и обещать на испанском что шеф сделает именно тот соус, который я захочу, к устрицам я хочу всегда классический соус Mignonette. Казалось, куда проще смешать рубленный шалот, добавить винного и хересного уксуса, соли и перца, но разве мог я предпололжить, что этот шеф вскипятит его и подаст горячим!? Но это так, к слову.

1.

Collapse )" />
Кабо Фрио

Март, начало

В Америку меня занесло исключительно по следам прошлогоднего визита в Майами, ярких эмоций от WMC (winter music conference), теплого солнца и ярких красок Флориды. Добавив в маршрут Нью Йорк, повязав теплый шарф и крепко затянув кожаные шнурки, упал в Дельту и полетел. В Нью Йорке по-прежнему толпятся небоскребы, обступая тебя, как только выходишь из массивных дверей какого нибудь отеля на Wall Street. В то утро я попал на нью йоркский марафон, сопровождавшийся парадом и днем св. Патрика. Ускользая от воя сирен и праздничной мишуры, я поторопился в ближайшую лавку за пачкой легких Nat Sherman, закурив, отправился прямиком в Бальтазар на Спринг стрит, рекомендованный бывалыми кайфушами; я оценил старинные интерьеры французского бистро с мозаичными полами, обшитыми деревом колоннами, филенчатыми потолками, подернутыми патиной времени зеркалами, винными галереями, часами над входом и много суетящихся, крайне любезных официантов. Приглядевшись, я нашел и приклеенные к потолку трефовые шестерки, бубновые девятки, по легенде, когда то подброшенные евреями и на года прилипшие к потолку. Я долго соблазнялся витриной с морепродуктами, думал об устрицах и Шабли, но, в итоге, увлекся традиционной глазуньей и круассаном. Настроение "New York New York" поглотило меня, лишь я успел допить последний глоток капучино, напевая Синатру, подбодрил "южноафриканского шамана", которому обещал знакомство с Америкой, мы вышли на Бродвей.

1.

Collapse )