Tags: Chef Gourmet TAP Рио

Калиша

Путевые заметки

Velocidad en tierra 817 км/ч, Севереный Полюс - на северо-западе в 11394 км, лечу где-то между Сальвадором и Ресифе, в общем - нормально. Надо успеть уснуть до Атлантики, пусть лучше сон страшный приснится, чем наяву думать о том, что под тобой толщи бесконечно черной воды, кишащей акулами и планктоном.

Могу сказать, что на ТАПке летать можно, они быстро осваивают старальянсовские примочки, командир бодренько приветствует, постоянно что-то рассказывает, аттенданты подтянутые и расторопные, выглядят довольными, а самолет - А330-я конфетка, страшно горжусь, что лечу на самом Васка да Гама. На этом, пожалуй, и все, далее как принято, в соответствии с оплаченным тарифом в условиях кризиса. Пока не забыл, улетать в этот раз не хотелось, но когда летишь из Рио на закате, хочется выброситься из аварийного люка. Останавливает надпись справа -"Use the door to kill yourself". Сначала провожаешь взглядом выстроенные в линеечку старальянсовские и хозяйские лайнеры: ТАПы, ТАМы и Юнайтед, которые грузятся в отдельном просторном терминале 2, с шикарным лаунджем, в котором играет седовласый тапер на лакированном Bluthner. Вокруг лайнеров, поблескивая желтыми маячками, суетятся букашки, во главе с Gate Gourmet. Слава богу, скоро к ним снова присоединится любимая Lufthansa, со своим белоснежным лебедем А380 и тогда посмотрим кто полетит на дневном летающем сарае Эрфранс, выпуска года моего рождения. Подальше стоят скайтимовские птички: вечерний, тот который новенький, - А330 Эрфранс (со своим трансаэрофвским сервисом и похожей раскраской хвостового оперения), Дельта, Эр Ангола с бараном на хвосте и какая-то шушара, вокруг них все та же суета, только во главе уже Sky Chefs. Забавно. Попозже расскажу чем они кормят эти Gourmet и Chefs. Ну так вот, отвлекся, провожаешь значит хвосты самолетов, отмечаешь море разноцветных огоньков на полосах, понатыкали – значит готовятся к олимпиаде уже. Все сверкает, мозг радостно посылает волнующие сигналы, в общем - событийно. Солнце уходит в багровый закат, по небосводу романтично разбросано пару тучек, а вдали - все декорировано мрачными силуэтами гор. Самолет разгоняется, намазанный жирным кремом лоб, скользит по иллюминатору, оставляя жирное пятно и тут, под крылом появляется весь Рио: огни порта и Глории перекликаются с огнями Ипанемы, Копакобаны, Барры и дальше, до самого залива Гуанабарра и Нитероя. На рейде стоят баржи, тоже ненавязчиво подмигивают. А ты, тем временем, со слезами смотришь на экранчик, где быстро увеличивается скорость, с которой тебя уносит железная птица от любимого города.

Впереди встает бледная женщина с обвисшими сальными волосами, которая открывает верхнее отделение для багажа, пытается снять свою сумочку и тут самолет подбрасывает так, что они с сумочкой чуть ли не местами меняются. А ведь командир предупреждал, что будут зонаш турбуленташ.

Не могу не поделиться изысками Chef Gourmet. Я почти никогда не ем в самолетах, предпочитаю накануне поесть как Тузик на помойке, чем потом травиться самолетной едой и еще, три дня после этого молить, чтобы весь съеденный трешак покинул бренную тушку. Но не в этот раз. Сперва я поел, как вышеупомянутый Тузик, во Фронтере, для тех кто не в курсе – еда на вес. Тарелка с фуфиков зад, накладываешь сколько хочешь, взвешиваешь и ешь. С моим комплексом «не дай бог не хватит», у меня вышло больше килограмма, понимаете? Затем, в аэропорту, на последние, был совершен carbsuicide, но и этого было мало. Когда мой нос учуял тошнотный запах самолетной жрачки, аэропортовский куриный эмпанадас перевернулся, сануич португеш подвинулся, а чизкейк подужался и желудок истошно заорал «Даешь говна!» И дали! Классического вопроса «Чикен о Биф» не было. Было вот что: Мудоболы (мит болы в простонародье) со шпинатовым рисом и сырные равиолли в соусе Помодоро и еще под пармезаном. Представьте, как все это воняло? Правильно, как в старом добром ТУ-154, где даже стенки впитали этот запах. Да, Фуфик, я выбрал мудоболы! На закуску было 3 (!) белые булки и говнорикотта присыпанная сухим базиликом, украшенная помидором-переростком, разрезанным пополам, ибо он просто не поместился бы в эту квадратную пластмассовую мисочку. Помидоры-акселераты меня на этой неделе преследуют, я до сих пор не понимаю почему в теплых странах дают гигантские пластмассовые огурцы и деревянные помидоры-убийцы. Нечерноземье наверное. Я съел все три булки, поочередно смазывая то соленым маслом, то плавленым сыром. Четыре мудобольчика было облито коричневым желированным соусом (все как полагается), рис «аль-денте», но не от того, что его не доварили, а от того, что усох. И десерт – та-даааам! Был заявлен компот из гуавы, а принесли давно погибшую и задубевшую вкусняшку в такой же крохотной мисочке. Она плавала в какой-то шоколадной дряни, все напоминало булочку с заварным кремом. Я долго ее пытался расковырять ложкой, потом начал пилить ножом, пока из нее не потекло… Что-то розовато-серое, видимо из порошка и нерастворенного желатина, который отслаивался от общей массы и, смешиваясь с шоколадной дрянью, образовывал непревзойденную вкусовую композицию. Я все съел, а последней булочкой вытер шоколадную дрянь. Подтвердил почетное звание пищевого урода. Это был Chef Gourmet.

Ну вот, уже летим над океаном, а я еще не уснул, живот недоверчиво урчит. Это месть шоколадной дряни.

После нового года, мы с Фуфлоном решили больше не летать в Рио какое-то время, не понравились толпы людей и завышенные цены, причем, чем дальше от Рио, тем дороже. Жукехе вообще – местная Рублевка. Но, после мультика Рио, была пролита одна большая ностальгическая слеза и резко куплен билет. Теперь я могу сказать, что каждый май или сентябрь надо лететь в Рио. Погода отличная, купаться можно, если подружиться с волнами и узнать их характер, людей в разы меньше, а в Зазе не надо бронировать столик (!). Пару дней можно наслаждаться тропическим ливнем, сидя где-нибудь в Кафеине, Апразивеле в Санта Терезе или рыбном Фазано аль Маре, из которого открывается шикарный вид (обрамленный в интерьеры Филиппа Старка) на бурлящие волны Ипанемы и Арпоадора. В солнечные дни стоит взять машину или велосипед и поехать в национальный парк Тижука – тонуть в девственных лесах, выплывая в море бабочек, наслаждаясь видами.


Это город бесконечных открытий, поэтому все хотят жить в Рио, спрос на квартиры уже превышает предложения, цены растут и не остановятся, ибо впереди олимпиада 2016 года. Все стремятся жить ближе к океану, но мне по душе живописное Лагоа, окруженное зелеными холмами, в котором отражается утреннее солнце, а к вечеру, игра теней и облаков с заходящим солнцем, рождает изумительные сочетания цветовых лучей, прорезающих зацепившиеся за верхушки холмов облака.







Тут не увидишь вечно пьяных английских белок с бешенством причинных мест, мечущихся по Ипанеме в поиске приключений, нет и суетящихся местных. Вода озера Лагоа успокаивает, можно часами гулять по набережной, прячась в мангровых рощах от ливня, фотографировать пуделей, которых тут выгуливают пучками, бегать, грести на каноэ, смотреть на облака, расходящиеся пушистым хороводом вокруг величественной статуи Христа.



Удивительно комфортный и ненавязчивый город, объединяющий все слои, религии и конфессии в единое общество - удивительный калейдоскоп романтического настроения и многогранного наслаждения жизнью!

Поспал и уже прилетели в Лишбоа, так они свой Лиссабон называют. Жернова за 10 часов полета и такого количества еды заклинило, а раз так, то я решил по-нашему - клин клином. Клинит, кстати, не только живот, а еще и дедушка Джетлег. Ага, можно прописывать нового жителя, дальний родственник деда Ха-Танга из Вьетнама – это для посвященных. За неделю организм успевает перестроиться на бразильское время, что отстает от московского на 7 часов, а это не мало. В Москве Джетлег накроет по-полной, вот тогда и посмеемся длинными весенними майскими ночами. Есть вариант конечно, по-нашему, клин клином, то есть купить билеты и снова вернуться в Рио, но меховые не поймут и лицо Фуфика представляю, минута застывшего скептицизма на нем.

Кафе в Лиссабоне поприличнее, называется 1-st class cafe, с теми же эмпанадас, но самомнение у них выше и они подогретые. Сижу, радую свой живот очередной порцией углеводов и утренним капучино и радостно наблюдаю как подтягиваются наши. Время 7 утра, что не мешает нашим большегрудым краснощеким дамам начать его с бутылочки белого и эмпанадас с тунцом, под рыбку же принято белое – все правильно сделала. Сидит в окружении своих мужчин, таких же краснощеких, дородных детин из Екатеринбурга, уже молчаливых, потомучто распухшие от алкашки синие губы еле шевелятся. Все декорированы пакетами из дьюти, взгляд соответствующий. По всему видно, брали Фуншал штурмом. Далее, как по заказу, начинают выходить (на цирлах естественно) дамы из дальней Сибири – на них розово-черный ансамбль, декорированный пайетками, весь образ стянут резинкой в высокий обесцвеченный хвост на макушке, в ушах и на руках - сверкающие халахупы Сваровски. Выразительность образу придают татуированные смоляные брови вразлет, прямо как крыло нового Дримлайнера, конец которого теряется ближе к уху. Ну и так далее. Больше всего мне нравятся наши мужики, которые за неделю пытаются полностью проникнуться культурой страны пребывания, привнося в свой чебоксарский образ детали из местного быта. Например, сидит впереди меня простой русский парень в рубахе, шортах, на ногах сандалии с носком до колена и обязательной дыркой в них, на голове купленная шляпа с пером, скрывающая чудную стрижку с бритыми висками, но широкой стрелкой на затылке, указывающая, очевидно, где спрятана карта сокровищ древних пиратов. Через плечо перекинут какой-то меч, в пакете бутылка портвейна, в ухе блютус. А как мы громко хлопать будем, когда сядем в Москве, а размахивать мечом.. В общем, соскучился я по родине, закрываю глаза и вижу своих меховушек, друзей и вкусную пасту с трюфельным маслом. Скорее бы!