Tags: Эль-Калафате

Калиша

Виски с кусочком тысячелетнего льда

Спрашивая себя не раз "Что же тебе надо от жизни, тварь?", я заметил, что вся моя жизнь сводится к маленьким коробочкам, которые всегда в руках. Они всецело владеют моим временем и с ними всегда случаются проблемы. Компьютер давно стал переносной флешкой для путешествий, а две адские коробочки лишь на ночь оставляют мое внимание. Все, что мне когда-то надо было от телефона - это позвонить, потом понадобилось писать смс, смотреть календари и понеслась, покатилась моя жизнь по какому-то чужому сценарию, не мной определенному и доставляющему нечеловеческую радость. Выкинуть бы их все, купить рыжий молескин с атласной черной лентой и, стареньким подаренным Паркером, корявым почерком записать имена и телефоны близких; ведь наберется человек десять тех, кому я захочу позвонить с домашнего телефона, а из них - человека три-четыре знают домашний номер. Никаких тебе светящихся экранов, вотсапов, вайберов, напоминаний и людей в записной книжке со значком фейсбука. Мы все время заняты какими-то важными делами, решаются которые исключительно через адские коробочки, что я разучился писать и читать те ароматные книжки, те, которые в переплете. А считать в уме, за меня думают приложения, мою задницу нагревает и возит машина, а я лишь обслуживаю весь этот бесконечный набор современного, якобы успешного, человека, но все это сильно отупляет и притупляет яркий вкус настоящей жизни. И мне не обязательно узнавать из фейсбука, по сто раз на дню о том, что Меркель думает о России или о том, где Иванов сегодня позавтракал, а потом, во время ужина, молчать, ибо все сказано в вотсапе, и дополнено бесчувственным смайликом. Это бесконечная зависимость, гонка за новой моделью жизни современного человека, ее постоянным обновлением до новой версии, но вся эта лабуда, в конечном итоге, ломается, не успевая выслужиться, а мой старый Паркер служит, лишь добавить пахучих чернил... Этот запах чернил и поскрипывание пера, по старому пожелтевшему листу, треск свечи и стая необузданных мыслей, которые надо сложить в ровные строки и стройные ряды.

"Это чистое удовольствие, роскошь и эстетство, тренирующие наши чувства и память", - думал я, подлетая к самому сердцу Патагонии - Эль-Калафате. Самолет внезапно тряхнуло, потом еще раз и еще, волна ропота прокатилась по кабине и все дети разом завизжали. Командир объявил о том, что в зоне аэропорта штормовой ветер, а драма, развивающаяся за стеклом иллюминатора, подтверждала его слова. Удивительной красоты вихревая туча зависла над озером Архентино, подсвеченная ярким арктическим солнцем, она быстро скручивалась вокруг своей оси и мне казалось, что наш самолет вот-вот закружится в этом вихре облаков. Одному из пассажиров стало плохо, а самолет все трясло и трясло. Посадка была страшной, а после, еще битый час нас не выпускали из самолета, объясняя тем, что шквальный ветер может просто сдуть пассажиров с трапа, а болтающийся из стороны в сторону самолет свидетельствовал о жуткой стихии, происходящей за бортом. Спустя час, когда одному пассажиру понадобилась медицинская помощь, командир разрешил покинуть самолет, выйдя из которого, мы, лицом к лицу, познакомились со степным патагонским ветром.

L1021597 1.Collapse )