Tags: Убуд

Калиша

В глубоком Убуде (продолжение)

Дуализм, как часть человеческой природы, двойственность мира, коснулась меня еще в Гватемале, когда впервые с ним познакомился на прогулке по древнему Тикалю, кажется там. Позже, после Японии и посещения синтоистского храма, дуализм еще крепче засел в моей голове. С тех пор, смотрю на мир двумя глазами, четко определяя границы мировоззрения, смотрю с разных точек зрения - это помогает понять многие, доселе необъяснимые, вещи. Глядя на своих любимых друзей, 2-го февраля, мной овладевала благодать. Благодать созерцания беззаботного существования людей в райских условиях и непреодолимость уныния: тропическая жара и охлажденные экзотические фрукты, крепкий алкоголь и мягкие подушки, роскошь бытия и жестокость реальности, неиссякаемая красота человеческой души и уродливая гниль ее закоулков... Все хорошо в раю, только скука адская! И вот, когда помещаешь человеков в условия: когда не нужно никуда бежать, работать, достигать, а нужно лишь отдыхать, на глазах начинают твориться удивительные метаморфозы. Словно завороженные, мы ходили друг за другом, не желая оставаться наедине с собой и было удивительно смотреть на то, как много радости способны генерировать близкие по духу люди. Будучи человеком рефлексивным, наблюдая за происходящим чудом, я всегда за то, чтобы оно свершилось самым благоприятным исходом, и как обидно бывает, когда кажущееся, заведомо обреченное на успех, чудо, сползает в обыденность, так и не дав шанс для своей эволюции.

И ничто души не потревожит,
И ничто ее не бросит в дрожь, -
Кто любил, уж тот любить не может,
Кто сгорел, того не подожжешь.

Покемон и Олег
L1022502 1.Collapse )
Калиша

Что такое первый день отпуска для русского человека

Для русского человека, первый день отпуска начинается еще в самолете, для некоторых, там и заканчивается, но не для нас. Годы тренировок, голос разума и просто выдержка, приучили нас сохранять спокойствие до прибытия в пункт назначения и, только там, выплескивать накопившуюся усталость на собутыльников коллег по отдыху. В конце января покидать Москву особенно приятно, новогодний перегар едва выветрился, на улице холод, уныние и, все как бы способствует тому, чтобы собрать маленький чемоданчик и свалить в аэропорт. Кайфуш набралось девять, к перекличке на Павелецком все прибыли вовремя.

Филимонов хорохорился, почему-то подпрыгивал и, по обычаю, почесывая правый бочок, заглядывал в глаза суетящейся неподалеку Мажары. Покемон делал круглые глаза каждый раз когда его спрашивали:
- Пок, ты когда успел так раскачаться?
Тогда он одергивал, ставший маленьким, свитер и, довольно ухмыляясь, гхыкал. Мудрик сначала заговорчески улыбалась, хватала себя за сиськи, потом не выдержала и доложила, тыкая пяткой в сторону Филимонова:
- Эти собрались шампанского купить в самолет...
Шурша белым нейлоном мишленовского пуховика подошел Алеша Ефимов:
- А место у окошка мне забронировали? Я люблю в окно смотреть, и что б не над крылом, я люблю чтобы все было видно?!
- Алешенька, дык рейс ночной, последнее что ты увидишь - твое питание без глютена.
Тут подошла Инна, надетая поверх одежды пуховая жилетка Юникло, выдавала в ней взрослую черепашку-Ниндзя. Запрокинув голову вверх, она хлюпнула носом и сказала:
- Вот же дура, я забыла свои капли от гайморита!
Тут появился и Фуфа, по довольному лицу и красным ушам было понятно, что он как следует отымел билетный терминал, также подошел Олег, улыбнувшись, он предложил пойти на посадку.

Через пару часов, опустошив из пластиковых стаканчиков бутылку Moёт и тарелку какой-то тюри за полторы тысячи, еще в Кофемании, мы взлетели. На взлете Инна хваталась за поручни, продолжала хлюпать и бояться.
Произнеся слова Канта: "Кто боязливо заботится о том, как бы не потерять жизнь, никогда не будет радоваться ей", я воткнул ей беруши в нос и пожелал сладких снов. Спустя много часов, детскую истерику и йогурт с гуаровой камедью, мы прилетели на Бали, точнее в его самое сердце - Убуд. Это место мне нравится давно, его смело можно ассоциировать с модным словом "ретрит", ведь название Убуд, не что иное как "лекарство", в переводе с индонезийского.

L1022519 1.
Collapse )