Tags: Рим

Калиша

Vivi sano, torni alla natura!

Подходит, как-то в феврале, ко мне моя старушка-Евгеша и говорит:
- Сынок, а помнишь как было в октябре нам вкусно на Комо, может мы как-нибудь съездим еще в Италию, хоть на несколько денечков, а? - и так хитро смотрит в глаза, драматично заламывая пальцы.
Тогда я ничего определенного ей не ответил, но для меня ее желания, в последние годы, все чаще становятся важными, то есть обязательными к исполнению. Наблюдать за ней становится все интереснее и смешнее, она словно превращается в меня маленького, задает множество дурацких вопросов, хихикает о своем и, кажется, становится все более счастливой, без видимой на то причины. Смотрю на нее и познаю себя. И я чувствую, что должен не упускать возможности поддерживать это чувство в ней, это важно.
Словом, проросло зерно, брошенное ею в феврале, и, не дожидаясь лета, решили посмотреть Рим, который незаслуженно променяли на Ниццу, Монте-Карло и Канны - тогда в октябре.
http://ashblacklad.livejournal.com/9427.html
http://ashblacklad.livejournal.com/4393.html

Я и сам сильно заскучал по Италии, изящной и солнечной - колыбели красоты и вкуса. "Vivi sano, torni alla natura!" - как нельзя кстати пришлось после открытия клубного сезона и похода на Матине 16 апреля. Если бы не те капельницы, которые поставил добрый человек на утро, улетел бы самолет без меня.



Рим открылся мне величавыми хвойными, не совсем соснами, а венценосными пиниями - высокими деревьями с горизонтально распростертыми ветвями и густыми зонтиковыми кронами. Они сторожат город, чередуясь с имперскими колонадами кипарисов, зацветающей белой акацией и каштанами, скрывающей за ветвями белоснежные базилики и бесчисленные монументы. Прохлада весеннего ветерка бодрит и доносит аромат чесночного олея, оцета, свежей выпечки и терпкого микса из сыра и томатов, летящий из множества ресторанчиков на моем пути. Такого количества мест, где можно поесть, перекусить, перехватить, откушать, отведать, испить я не видел нигде, кроме Италии и Рим тому не исключение. Да, я повернут на вкусной еде и способах ее приготовления, мало того, для меня это самый радостный для исследования пласт культуры, в разговорах о котором можно проводить часы, общаясь с людьми из совершенно разных социальных слоев и узнавать все новые подробности, будоражащие рецепторы и чувства.
Тут можно целый день перемещаться из бара, где местные в первую очередь завтракают, в ресторан, трактир или тратторию, "допотеатро", остерию или пиццерию, таверну, "локанду", молочную, кондитерскую пастиччерию или конфитеррию, кафе, чайные залы или дегустационный погреб, стотловые, постоялые дворы, бутербродные киоски, "фриджитории", "ростиччерии", винотеки и бог весть какие заведения.

Сначала я стеснялся заходить утром в бары, считая себя чужим среди своих в этой утренней круговерти: там всегда шумят первые посетители, горячо обсуждая новости и многозначительно жестикулируя, в углу разогревается кофемашина, дразня ароматом свежего кофе, шипит капучинатор и складываются первые чиабатты с прошутто и рикоттой. Теперь же, я с радостью вливаюсь в этот ритуал, приветствуя усатого хозяина и его семью. Надо сказать, что упомянутая чиабатта и прочая еда не совсем традиционна для типичного итальянца во время завтрака, скорее это мое увлечение, а вот для него утро начинается лишь с чашки кофе (капучино) и какого-нибудь сухого рогалика. Наконец, я увидел как готовится капучино (из лучшего свежеобжаренного эспрессо и молока высокого качества) - символ итальянского образа жизни. Молоко нагревается, не допуская его закипания или долгого бурления, поднимается пена или, чаще, взбивается трубкой с горячим паром. Чашка подогревается до комнатной температуры, в которую впускаются пару капель холодного молока и присыпается изнутри какао-порошком, образуя между содержимым и посудой прослойку шоколада. Далее в чашку впускается кофе и взбитое до состояния крема теплое молоко. Чашкой можно постукивать, дожидаясь пока пена немного осядет или сразу начинать медленно потягивать ароматный напиток. Застанет ли вас чашка капучино в барах Трастевере или у цветочного рынка Кампо-де- Фьори, у площади Сант-Эустакио или фонтана Треви, на улице Кавур или на площади Барберини, вы ощутите вкус итальянского счастья, воздушного и шоколадного!

За несколько дней можно осмотреть основные шедевры вечного города, время от времени сливаясь с пестрой толпой туристов, наблюдая за ней и непонимающе закатывая глаза. Пока тебя никто не касается и не наступает на любимые рыжие TOD'S, можно с удивлением и улыбкой рассматривать особенные персонажи, из которых мне больше всего нравятся американцы. Особливо, люблю большие семьи со 100-килограммовыми родителями и выводком, в общей массе состовляющий их же общий вес. Апогей наступает когда они ведут их в Сикстинскую капеллу и.... да! Весь этот орущий табор идиотов без электрических ошейников начинает растворяться в толпе, а обезумевшие бегемоты-родители их собирать, выкрикивая их имена: Michael! Linda! Mark! Lisa! Alis! Brad! Joey! Troy ииии....да! "VALERY!", - истощенным голосом визжит мамаша и, в конце концов ее разъезжающиеся от веса ноги-иксом отказывают и она с грохотом валится на пол, так, что в соседних залах содрогаются древние саркофаги. Надо ли говорить что происходит с охраной в этот момент.. кто был - поймет.


Галерея карт в Ватикане



Описывать маршруты Рима смысла не имеет, ибо самый верный - просто гулять избегая толпу, заныривая в узкие улицы, дворы и мезонины и, уже валясь с ног - в уютное заведение, где можно выпить ароматного вина и вкусно покушать.
Однако, где попало падать не стоит, ведь Рим, как и любой туристический город, сильно избалован вниманием публики, не особо притязательной к еде. Смотреть в рейтинги ресторанов, так же будет ошибкой, ведь они основаны на мнениях тех же американцев. Правильным будет понаблюдать за публикой, выходящей из понравившейся траттории, а еще лучше доверительно спросить мнение понравившегося итальянца, коего я отследил в отеле. Им стал метрдотель нашей гостиницы. Я таких видел только в мультиках, всегда испытывал тайную симпатию и желание узнать ближе. Персонаж зовут Паоло, это изрядно округлившийся человек, невысокого роста с седой аккуратной бородкой и бросающейся в глаза белизной кожи, но щеки его, при этом, всегда красные, что в целом, производит вид здорового и упитанного человека. Его маленькие глазки и крохотные ручки с пухлыми пальчиками бегают по клавиатуре, изредка прерываясь, он смотрит исподлобья, с достоинством, храня субординацию и такт. Комичность образа дополняют зачесанные с висков волосы, стремящиеся к макушке, но так и не достигая ее, распадаются на отдельные взмокшие пряди, обнажая сверкающую лысину. Паоло проникся просбой, распросил о моих вкусах, еще через минуту выдал ряд чудесных адресов, через которые я открываю Италию вновь и вновь. "Именно кулинария, пищевой язык - это универсальный ключ к Италии, к ее подлинности", - это признавал даже Гете. Можно часами сидеть в переулке La Rosetta в одноименном ресторане у Пантеона, наслаждаясь кулинарным театром шефа Massimo Riccoli, слушать саксафон, смотреть на прохожих, потом долго гулять и, возвращаясь, забыть фотоаппарат в такси. Почему-то, когда мечешься от счастья, как бешеная левретка, кто-то лишает счастливого мгновения и эмоции, я сильно расстроился, мне были очень дороги все кадры, что я сделал в разных уголках Рима, одна вилла Боргезе чего стоит, а фонтан Треви, одну лишь чайку пол часа снимал, все ждал когда она крылья раскроет. Паоло долго сожалел, но сказал, что таксисты в Риме забытых вещей не возвращают, если бы я взял чек, все было бы иначе. Для меня не сложно любую негативную историю превратить в положительный сюжет, но тут...

Моя самодостаточность предполагает критическое внимание к мелочам, мы оживленно беседовали с ним, смеялись, когда он "красочно" послал одного идиота на перекрестке, сдавашего задом, у него так красиво вышло это слово "Il cretino"... Я был уверен, что он вернет камеру. Представив себя на месте таксиста, я понял сколько бы радости можно было увидеть, вернув камеру, ведь нет ничего лучше неконтролируемого мозгом мгновения, искры благодарности и нечаянной радости, которая вспыхивает в глазах - это всего один миг! Нет, блядь, лучше получить кусок пластмассы, стерев при этом чужое счастье! После двух часов фитнеса мне полегчало, я решил что куплю камеру лучше и в Рим вернусь осенью, но вот Евгеша, она так любит смотреть и показывать альбомы со своими фотографиями..

На утро мы снова пошли гулять по набережной, где Тибр, лениво огибает Трастевере и Гетто, Замок Свяого Ангела и Дворец правосудия, исчезая за площадью Попполо и виллой Боргезе. Течение едва заметно, лишь водовороты у мостов колышат его поверхность. На улице Via del Vantaggio встречается много стариков и антикварных лавок, где можно купить старинные солнечные очки и винтажные наряды, публика тут соответствующая - блаженные старики, красиво одетые, на них можно часами смотреть. В угловом кафе сидела роскошная пара стариков, лет по 70 каждому, она потягивала свой джинджерино, а он, кажется, просекко. Пришлось пройти несколько раз мимо них - это была картина. Благородные черты, умиротворенные улыбки и безупречный ансамбль костюмов, увенчанный шляпами, перстнями и, дополненный сигарами Монтекристо, с гильотиной для них. Можно только мечтать услышать их разговор, но надо проходить мимо, ведь у нас своя старость и свои разговоры. Говорят, старики живут прошлым, мне будет что вспомнить, ведь я был в Риме...



Дома ждет кулич, яйца и Пааасха! А еще набрал кучу продуктов с трюфелями, устроим Truffle Fest!